Главная >> Интервью >> Татьяна Буланова. Плакса и футболист




Татьяна Буланова. Плакса и футболист

Биография звёзд - Интервью

татьяна буланова. плакса и футболист

Таню Буланову, 15 лет назад появившуюся на горизонте шоу-бизнеса, сразу же окрестили плачущей певицей. Помните ее первые хиты: «Как жаль», «Не плачь», «Колыбельная»? Так и думали: видать, у девушки судьба не заладилась - и муж-де ушел, и денег нема, и податься некуда. Между тем «и до, и после» все-то у Тани было прекрасно: и в семье лад, и муж хороший, и работа любимая. Просто всех нас она талантливо... обманула. Артистка! Кстати, успешно продолжает делать это до сих пор.

- Таня, вам не надоело плакать?

- А я давно уже не плачу. Этот имидж закрепился за мной с самого начала карьеры, когда у меня было много грустных песен. Позже я пела и диско, и в народном стиле, и рок-баллады, да много чего. Но... мой недавний юбилейный концерт в Кремле вновь подтвердил: людям больше нравятся прежние шлягеры. Как говорится, старый друг лучше новых двух. И если все хотят, чтобы я «плакала», - пожалуйста, я с удовольствием буду это делать.

- И обязательно с милой сердцу шепелявинкой!

- Ох уж эти «фефекты фикции»! (Смеется.) Вы вот иронизируете, а я считаю, что небольшая шепелявость придает моему пению своеобразие, индивидуальность. Если б я была драматической актрисой, тогда мне это мешало бы. Кстати, обратите внимание: далеко не у всех наших певцов идеальное произношение.

- Но вы, по крайней мере, пытались избавиться от этой проблемы?

- Да, конечно. Когда работала в ленинградском мюзик-холле (это было до «Летнего сада»), занималась с логопедом. И небезуспешно. Если постараюсь, никакого дефекта речи не будет. Но, увы, я ленюсь. Тут еще одна тонкость: чтобы буква «ч» звучала чисто, звонко, полнокровно, надо слегка форсировать голос. А это не всегда нужно в моих песнях.

- Вас ругают и за пристрастие к модным музыкальным стилям. Как на это реагируете?

- Я рьяная сторонница экспериментов, поиска. Пока человек ищет новые направления в творчестве, краски в голосе, аранжировках, он интересен или, во всяком случае, привлекателен в любом возрасте. Возьмем хрестоматийный пример - Алла Пугачева. Ее колоссальный успех во многом обусловлен тонким умением находить новые грани имиджа, репертуара, неукротимым актерским темпераментом. Мне иногда говорят: «А ты не боишься сесть в лужу? Потерять слушателя?» Нет, не боюсь. Мой слушатель всегда со мной.

- Но ваш «рокерский» альбом «Стая», кажется, едва ли не провалился...

- Да, коммерческого успеха не получилось. Но совершенно не жалею об этом - во-первых, я приобрела опыт работы с потрясающими музыкантами, во-вторых, от того альбома остались песни - например, «Ветер пел» или моя самая любимая «Мертвые цветы». Ее не все понимают - кто-то считает мрачной, заунывной, а компания, выпустившая диск, даже слово «мертвые» взяла и заменила на «бумажные». Но это же совсем другой образ! Что за самодеятельность?!

Балахон из занавесок

- Кстати, наладились ли отношения с композитором Олегом Попковым, с которым у вас были размолвки?

- Да, сейчас он предложил мне несколько новых песен. Несмотря на конфликты и разногласия, я всегда ратую за дело, конкретный результат - могу ради этого переступить через свою гордость, обиды... Другое дело, что у Попкова, как и у каждого творческого человека, тоже случаются неудачи, провалы. Композиторы - это вообще особая каста: каждый считает, что он гений. Но к чести Олега могу сказать, что свою лирическую балладу «А я и не знал, что любовь может быть жестокой» он как автор исполняет лучше, теплее, чем Филипп Киркоров (не в обиду ему будет сказано).

- А почему не заладился контакт с Раймондом Паулсом и Ильей Резником, которые написали для вас всего две вещи?

- Нет, они написали для меня... 10 песен. Но исполнила я только две - «Птицу Феникс» и «Море». Причем последняя должна была звучать совершенно по-другому. Когда мы были в гостях у маэстро Паулса в Риге, он на рояле наигрывал беглые пассажи, олицетворявшие морские приливы-отливы. Это было очень красиво. Но когда Коля Тагрин, мой продюсер (а тогда еще и муж), принес окончательный вариант аранжировки, я онемела: там было только «бум-бум, бум-бум» и никаких переливов. Я расстроилась и даже не хотела показывать песню в таком виде. Но, к сожалению, времени на переделку у нас не оставалось, песня пошла в эфир так, как есть. Паулсу этот вариант не понравился, и он в свойственной ему манере сказал: «Ну, я ведь вроде сыграл как надо... Ладно, вам видней» (изображает латышский акцент). Он обиделся. И мне от этого неприятно: как композитор он произвел на меня совершенно особое впечатление.

- А шлягер про синее море полюбился публике...

- «Море» действительно стало хитом. Это говорит о том, что хорошую песню не убьет даже убогая аранжировка. Многие слушатели, кстати, начали «знакомство» со мной именно с этой работы, а, например, «Не плачь» прошла «мимо» них.

- Покровительствует ли вам по-прежнему Алла Пугачева?

- Гм... Она мне никогда не покровительствовала, с чего вы взяли? Правда, отношения с ней у нас всегда были хорошие, несмотря на то, что ваш брат журналист, случалось, хотел нас поссорить. Алла Борисовна всегда говорила в мой адрес добрые слова, и только. Ну а с моей стороны к ней всегда было лишь глубочайшее уважение.

Я пела ее песни, еще будучи школьницей, - на капустниках и вечеринках. Помню, из атласных занавесок мама сшила мне балахон, как у Пугачевой, и я спела в нем «Маэстро». С одноклассником Димой мы сделали как-то симпатичный номер на песню «Посидим, поокаем». Бывало, прячась в нише сцены красивого актового зала, я пела голосом любимой певицы, а девочки на этом фоне изображали какой-то сюжет. Было очень забавно.

Открывает щука рот...

- Каким было ваше детство, кто ваши родители?

- С удовольствием расскажу. Детство - самое светлое пятно в моей биографии. (Смеется). Родилась в Ленинграде, в семье еще брат Валентин - он на 12 лет старше меня. Наш папа Иван Петрович был военным-подводником - окончил Высшее военно-морское училище, служил минером-торпедистом на Севере, командовал ракетной боевой частью. Мама, Нина Павловна (кстати, коренная ленинградка), всюду следовала за папой. Боевая подруга! Однако в 1968 году отец, окончив Военно-морскую академию, остался работать в ней начальником лаборатории. А на следующий год на свет появилась я.

- Вы были домашним ребенком?

- Именно! В детстве не знала ни забот, ни хлопот. Летние каникулы всегда проводила с мамой на даче недалеко от Ладоги. На море меня никогда не возили. Что утомляло, так это музыкальная школа. Я ее терпеть не могла. Заниматься за фортепиано было сущей мукой: едва выдерживала 15-20 минут, а надо было играть не меньше двух часов. У меня никогда не было усидчивости, прилежания, может быть, даже способности к обучению. Даже сегодня, когда я слышу звуки одиноко звучащего рояля, становится тоскливо.

- Тем не менее музыкальную школу вы окончили, и, кажется, неплохо...

- Мне нравилось петь в хоре. Кстати, там я получила первый опыт «пения» под фонограмму. В пятом классе мы поехали на гастроли в Ригу, я страшно простыла в поезде, говорила басом и петь не могла абсолютно. На концерте пришлось просто открывать рот. К тому же в общежитии в Елгаве, куда нас поселили, играя с подружками «в подушки», я заработала фингал под глазом от столкновения с затылком одной девочки. Так и простояла на сцене с синяком.

- Зато Ригу посмотрели, а сейчас туда виза нужна!

- Рига не произвела на меня особо приятного впечатления. Мне не нравился латышский язык, который беспрерывно лился по радио, - его я, естественно, не понимала. К тому же тогда латыши плохо к нам относились. Помню, хотела купить в ларьке какой-то календарик, так киоскерша, зло посмотрев на меня и фыркнув: «Обойдешься!», - перед моим носом со звоном закрыла окошко.

- Старший брат наверняка защищал вас от всех детских неприятностей?

- К сожалению, наши детские и очень добрые взаимоотношения закончились, когда мне было пять-шесть лет. Брат решил пойти по стопам отца - посвятить себя флотской службе и уехал на 10 лет во Владивосток. Я по нему ужасно скучала и, когда Валентин время от времени приезжал и семья собиралась вместе, была на седьмом небе от счастья. Именно брат показал мне первые аккорды на гитаре, за что я ему очень признательна. Кстати, в 1998 году, после смерти папы, Валя фактически занял его место - выполнял в доме всю мужскую работу.

- Неужели вам не хотелось вырваться из-под домашней опеки?

- Конечно, мне нужен был некий «глоток свободы», и в 13 лет я «вырвалась». Попала в уличную компанию - у нас был, как мы его называли, «молодежный клуб». Там я впервые попробовала курить, пить «портвешок», мы проказничали, бегали от милиции. Но вовремя одумалась, и в 15 лет прекратила эти «безобразия». Опять стала послушной, мягкой и пушистой. (Улыбается). А некоторые мои бывшие «друзья-подружки» плохо кончили: кто-то спился, кто-то попал в колонию. Эх, жизнь, жизнь...

- А первую любовь помните?

- Влюблялась постоянно. А первая любовь случилась во втором классе. Мальчика звали Довгунов Саша. Я придумала себе игру - девочки же все фантазерки: буду смотреть на него постоянно и наблюдать, как станет реагировать. Так вот когда Саша не обращал на это внимания, я злилась, а если хлопал меня учебником по голове - была счастлива.

- Целовались?

- Нет, ну какие в детстве поцелуи! А вот более осознанная любовь случилась у меня в 14 лет на даче. Его звали Миша. Вот здесь были уже и поцелуи, и рыдания.

Любовь как состояние

- Таня, убедившись, что вы и песенная героиня - не одно и то же, публика долгое время считала вас образцовой женой. И вдруг - такой эквилибр: вы выходите замуж за питерского футболиста Влада Радимова. Как это понимать?

- Я была на даче, когда мне позвонили из футбольной газеты «Наш «Зенит» и сказали: «Редакция в качестве поощрения игрокам решила устроить акцию «Артисты театра и эстрады интервьюируют футболистов». Капитан команды Владислав Радимов был бы счастлив пообщаться с вами». Я растерялась: во-первых, никогда в жизни не брала интервью и понимаю, что непрофессионалу сделать это сложно, а во-вторых, мне абсолютно неинтересен футбол. Естественно, тут же забыла фамилию футболиста и хотела было дать категорический отказ. Но тут звонивший повторил, что «капитан был бы ну очень счастлив вас видеть». И я сжалилась. Стала ходить по друзьям и мужьям подруг с вопросом: «Что вы знаете о футболисте Родионове?» Они отвечали: «Нет сейчас такого». - «Как нет? Капитан «Зенита». - «А, так это Радимов!»

- Детский сад какой-то!

- А вы не замечали, что все значимое и судьбоносное в нашей жизни начинается с глупостей и пустяков? (Обидчиво).

И вот настал день встречи с Владом. Он принес в подарок огромную футболку с автографами игроков «Зенита», а мне даже не пришло в голову презентовать ему свой последний альбом. Верите, я разволновалась так, будто перед концертом! Сразу же призналась, что не знаю, о чем говорить, но исключила из разговора обсуждение узнанных накануне от друзей неудобных подробностей личной жизни Влада - несколько лет назад от него ушла жена, были проблемы с дочкой и т. д. Впрочем, мое волнение было напрасным. Влад оказался умным, интересным собеседником, умеющим развить любую мысль. Так мы проговорили часа два. В процессе беседы перешли с «вы» на «ты», обменялись телефонами. Он пригласил меня на какой-то футбольный матч, я еще подумала: в жизни не пойду! Мне казалось, там собираются только пьяные фанаты, бандиты и шпана.

- Что же было дальше?

- На следующий день Влад прислал мне одну эсэмэску, другую, и у нас завязалась переписка - шутки-прибаутки, ни к чему не обязывающие реплики. Это было летом 2004 года. Несколько раз мы встречались в компаниях: он со своей девушкой, я - с мужем. И так постепенно, постепенно, постепенно (делает глубокий вдох)... В общем, в декабре на съемках «Песни года» я получаю недвусмысленное сообщение, ужасно краснею и... понимаю, что в моей жизни случилось что-то очень важное. Даже не знаю, чем он «зацепил» меня.

- Как вы думаете, что Влад оценил тогда больше - ваши песни или женские качества?

- Песни. К сожалению. У Влада есть друг Дмитрий Хохлов, который играет сейчас в «Динамо». Был период, когда они спорили: Дима хотел слушать «Коррозию металла», а Владу нравилась песня «Не плачь». Из-за этого он становился объектом насмешек: мужик, футболист, а слушает какую-то плаксу! Хотя многие, даже брутального вида спортсмены до сих пор подходят ко мне с теплыми словами, говорят, что любят мои песни.

Переходный возраст

- Вы-то в конце концов полюбили футбол?

- Нет, нет (машет руками). Причем если раньше я была к нему равнодушна, то теперь просто терпеть не могу. Однако именно к «Зениту» у меня как истинной петербурженки всегда было особое отношение - как к Медному всаднику, Эрмитажу - то есть чему-то своему, родному, национальному.

- Вы тоже мните петербуржцев особой породой?

- Во всяком случае, всегда отличу петербуржца от москвича, жителя Ярославля и других городов. Сказать, что питерцы более культурны - это, наверное, неправильно. В команде «Зенит», например, есть игроки из других городов, и они не менее деликатны, даже милы, но сразу видно, что они... ну не питерские. И я не могу объяснить, почему это так.

- Да уж, инцидент, что случился не так давно в Москве, вряд ли произошел бы в Питере! Кстати, в чем было дело?

- «Зенит» играл со «Спартаком», и с трибун красно-белые скандировали в мой адрес непристойности, какие-то зарифмованные пошлые штучки. Я же жена капитана питерской команды! Досталось, кстати, не только мне, но и - не падайте в обморок! - Валентине Матвиенко и Михаилу Боярскому. Короче, Влад взорвался, прямо на поле стал показывать неприличные жесты (мол, отомщу!) - судья, конечно, сделал ему предупреждение... А я потом сказала: «Не подставляйся! Тебя все видят, телевидение снимает, а хулиганы только пуще над тобой потешаются! Да наплевать, пусть беснуются». Впрочем, позже болельщики «Спартака» извинились передо мной на интернет-сайте.

- Вернемся к вашей с Владом женитьбе. Как отнесся к ней ваш прежний муж Николай Тагрин?

- (Вздыхает). Мы прожили 13 лет и все это время были вместе 24 часа в сутки. Меня это нисколько не напрягало, не угнетало, и я считаю, что мы с Колей идеально подходили друг другу. Нас связывало общее дело, взгляды, ребенок. Да много чего. Но жизнь - такая штука... всякое в ней происходит. И для меня разрыв был тяжелым, и для него тоже. Я бы не хотела, чтобы обо мне думали как о бабочке, которая легкомысленно перелетела от одного мужа к другому. До сих пор чувствую не то неловкость, не то вину, хотя, конечно, не так остро, как год назад. Да, в сущности, мы с Колей и не расставались - он по-прежнему мой продюсер, только живем теперь порознь, в разных квартирах, разных гостиничных номерах.

- А что сказал любимой мамочке сын Саша?

- Он с пониманием, по-взрослому отнесся к моему решению. У них с Владом замечательные отношения, и с отцом он, естественно, общается.

- И, как я понял, уже поет?

- Это было только на моем концерте в Кремле. Мы спели дуэтом, и мне кажется, у нас получилось! (Потирает руки). Саше 13 лет, у него ломается голос, но, тем не менее, мне интересно работать с ним именно сейчас, потому что у него появилась особая интонация - не детская, а уже подростковая, тинейджерская, которая скоро улетучится, и мне очень важно ухватить этот момент.

- За Сашей нужен сейчас глаз да глаз!

- Да, переходный возраст, и мы с бабушкой (моей мамой) это особенно ощущаем. Она даже больше переживает (потому что с десяти дней его воспитывала), а я стараюсь относиться ко всему философски. Своему сыну я, наверное, больше сестра или друг. У меня было абсолютное отрицание того, что говорят взрослые. То же самое у Саши. Мы оба по знаку Зодиака - Рыбы. Например, когда я говорю, что с таким-то мальчиком из школы ему дружить не стоит, он пропускает это мимо ушей. Ну и пусть - если я права, сын через какое-то время это сам поймет.

- Может, стоит задуматься о втором ребенке?

- А мы уже задумались! (Заговорщицки). Все-то вам расскажи. Нет уж, ждите. И не торопите событий.

- Вы и Влад часто бываете вместе?

- Увы. Он ездит на матчи и сборы в одни города, я же с гастролями - совсем в другие. Но когда бываем вместе, как правило, не говорим ни о спорте, ни о музыке. Спорт не слишком интересен мне, а его не волнует классика, которую я люблю иногда слушать.

- И на чем же вы сходитесь?

- На кино. И он, и я очень любим хорошие фильмы - наши и зарубежные.

- Однако путь к сердцу мужчины лежит через...

- Да, я знаю. Влад любит мясо, рыбу. Пять лет он прожил в Испании (играл в команде «Реал», Сарагоса) и пристрастился к тамошней кухне. Например, испанцы очень вкусно готовят тунца. Самой же мне готовить, как правило, некогда. Но в принципе на кухне я умею все: сварить грибной суп, щи, пожарить картошечку на масле с приправами, запечь мясо...

- Идеальная жена!

- Почти.

- Ну а как быть со слухами, заполонившими Интернет, что вы с Владом расходитесь и что он живет на квартире своей бывшей жены?

- Какой развод, если мы толком и пожить-то еще не успели?! И если мы задумались о ребенке? Я привыкла к глупым слухам, наветам, грязи. Кто их распространяет? Может, те самые люди, что провоцировали моего мужа на футбольном матче «Спартак» - «Зенит», а может, еще кто-то. Я научилась жить, не обращая внимания на эти глупости.

Сергей Соседов

Трибуна.ru 8.12.2006

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кусочки личного:

News image

Королевский приём для Леди Гага на Тайване

Знаменитая певица, несомненно, очень популярна и на Тайване, именно поэтому Леди Гага оказали действительно королевский приём, в...

News image

Ксения Собчак попадет за решетку?

Именно так. Скандальная светская львица Ксения Собчак может угодить за решетку. По собственной вине. Дело в том, что Ольга...

News image

Джастин Бибер поддержал своих японских фанатов

Знаменитый певец решил оказать поддержку жертвам бедствий в Японии не только с помощью слов и перечисленный денежных сумм, но и ...

Лучшие шоу программы:

News image

Arash в Киеве

15-го апреля в столичном Дворце Спорта в рамках своего всемирного тура дал концерт шведский исполнитель Arash, хорошо ...

News image

Шабаш на сцене. Шоу Милен Фармер не влезло в «Олимпийский»

Легендарное шоу Милен Фамер состоялось вчера в «Олимпийском». Европейская дива не только порвала всю музыкально оза...

News image

Милен Фармер: анатомический театр

1 июля в «Олимпийском» выступит Милен Фармер. Шоу заочно внесено в Книгу рекордов Гиннеса В книгу рекордов главная ...

Стать звездой:

News image

Закари Дэвид Александер Эфрон (Zachary David Alexander Efron)

Зак Эфрон родился в семье работников электростанции, но ни о какой науке мальчик не думал. Эфрон с детства мечтал стать актером ...

News image

Рейчел Сара Билсон (Rachel Sarah Bilson)

Рейчел Билсон – дочь писателя Дэнни Билсон и внучка режиссера Брюса Билсона. Так что актерские способности передались девочке «п...

Авторизация