Главная >> Интервью >> Я не жалею, что не сыграла Джульетту, Офелию




Я не жалею, что не сыграла Джульетту, Офелию

Биография звёзд - Интервью

я не жалею, что не сыграла джульетту, офелию

Мария Миронова - персона очень заметная в череде современных молодых актрис. Прежде всего своим темпераментом, помноженным на талант, эмоциональной отдачей и искренностью сценического и экранного существования.

Одна из ведущих актрис нового поколения, Мария Миронова много работает - не только в труппе Ленкома, но и в антрепризных проектах. Причем очень заметных, подчас скандальных, но привлекающих к себе внимание зрителей. Ее последняя роль - Федра в спектакле Федра. Золотой колос , представленном на сцене Театра Наций модным украинским режиссером Андреем Жолдаком, вызвавшем жаркие споры и разногласия. Дочь великого актера Андрея Миронова, Мария, конечно же, чувствует великую ответственность как продолжатель творческой династии. Пока ей это удается делать вполне достойно.

- Когда я сказала коллегам, что иду делать интервью с Машей Мироновой, прозвучали мнения такого рода: Маша Миронова - персонаж тусовочный...

- Во-первых, я не Маша. Хочу подчеркнуть. Машей можно называть козу в огороде или кошку. Я имею уважение к газетам Известия , огромному количеству Правд (несмотря на то, что для меня парадоксальным кажется существование такого количества правд в одной стране, при этом - разных) и прошу того же в свой адрес. И если Московский комсомолец называет меня Машей, мне это неприятно. И ко мне, пожалуйста, не надо обращаться уменьшительно-ласкательно.

- Я-то вообще за Марию Андреевну!

- Ну Марией Андреевной, может быть, я стану лет через десять...

- Наверное, вы правы, было бы странно, если бы в интервью с Андреем Мироновым я бы обращалась к нему: Скажите, Андрюша . Но все же откуда могло возникнуть такое тусовочное представление о вас? От ваших многочисленных героинь, которые на каблуках и в шубе?

- Слава богу, они были далеко не многочисленными - на протяжении десяти лет я сознательно отказывалась от подобных предложений. Может быть, от принадлежности к поколению золотой молодежи, детей . Я не против детей, я против каких бы то ни было навязанных стереотипов. Против того, чтобы на человеке ставили клеймо. И никогда я не была человеком тусовочным!

- Мария Андреевна, ваша последняя роль в спектакле Федра - настоящее открытие сезона! Несмотря на режиссерcкое видение темы спектакля, каждый ведь играет про свое...

- Предложение поступило от Павла Каплевича, и к тому времени, когда мы встретились с режиссером Андреем Жолдаком, я уже имела четкое видение того, чего хотелось бы мне. К счастью, наши видения сошлись. Если бы этого не случилось, работать вместе было бы проблематично. Наш альянс ни в коей мере не строился на жестком диктате. Я хочу сразу об этом сказать, потому что в последнее время мне часто задают вопросы о том, жесткий ли режиссер Андрей, диктатор ли и т.д.? Наши отношения строились только на соавторстве. С самого начала. С самой первой строчки. С самого первого акта, который я выучила дома, болея. Я играла то, что чувствовала по поводу этого персонажа.

- Для вас спектакль Федра о чем?

- Я не увидела там ни на йоту романтической любви! Мне показалось, что выход на подмостки этой героини в первом явлении первого действия - в такой степени пик существования внутреннего, психического, эмоционального, что следующим шагом может стать только безумие.

- То есть подобного рода эмоции - болезнь, а не здоровье?

- Я думаю, что это - душа, раненная, как птица. Настолько тяжело раненная, что у нее нет возможности продолжать жить. Потому что только в НЕМ она может найти то, чего она не находит в своей жизни. А как только ее хотят лишить ЕГО, она понимает, что дальнейшая жизнь теряет смысл. Вот эта тема была для меня важна. Потом я нашла в какой-то критической статье одну замечательную мысль, которая жила у меня в подсознании: начальное существование Федры в этом сценическом пространстве - состояние зародыша. Действительно, в момент, когда Федру в самом начале привозят в эту больницу, она пребывает в состоянии зародыша, маленького ребенка; но фактически у меня получилось сыграть это уже на первом прогоне, когда выстроилась вся линия спектакля. Мы не режиссировали этого специально, заранее не планировали. Вообще, в этой работе у нас с Андреем с самого начала не было каких-то умственных рамок: вот это будем делать так, а эта мизансцена - такая .

- Это ваш стиль работы с режиссерами? Вы всегда так активно вмешиваетесь в ход событий?

- Моя органика такова (и Андрей в какой-то момент это понял), что я делаю все по максимуму, по-честному. Я не буду себя жалеть ни на одну секунду и ничего не оставляю про запас. В принципе, Андрей работает так же: он может доводить до исступления, но он работает открыто и честно - горит тем, что делает, для него в момент репетиции не существует больше ничего. Для меня - так же. Мы сейчас репетируем Тартюфа с Володей Мирзоевым (мы уже работали с ним в Двух женщинах ). Я очень люблю с ним работать, потому что у него есть мера собственного видения происходящего. И вместе с тем - дипломатичность и уважение к актеру, которые мне очень импонируют - и по-человечески, и творчески. У Андрея Жолдака все происходит на уровне конфликта, но я не могу сказать, что это - хуже.

- То есть никакой кнут или пряник не заставят вас сделать больше?

- Как только возникают кнут и пряник, я сразу ощущаю недоверие ко мне. А почему? Я считаю, что все люди созданы Богом, несмотря на то, что пребывают в разных условиях. И как я не хочу никого унизить, выражая недоверие, так и от других жду того же, будь то режиссер или просто человек.

- Вы играете так, что ваше лицо, появлявшееся на экране, не поддавалось привычным оценкам: красиво - уродливо. Это было не просто лицо, а внутренний мир. Вы видели себя в видеозаписи?

- Нет! Эта работа ценна тем, что ни я, ни мое лицо мне не были интересны. Мне не хотелось никакого грима, не хотелось даже видеть себя в Федре. Потому что я как я была себе совсем не интересна.

- Вы себя совсем не находите в этой героине? И не пытались навязать ей что-то свое?

- Пожалуй, только свои ощущения от жизни, а не какие-то характерные черты. Конечно, поскольку ее играла я, хотела я этого или нет, чем-то своим невольно одарила. Но мне был интересен смысл, идея, содержание и такие, как мой персонаж, люди, живущие на этой земле (как они могут на ней выжить?!). Когда я приступала к Федре , ощущение было на уровне выжить! - не больше и не меньше. Выжить, находясь в состоянии этого человека.

- Вам передали по наследству какой-нибудь завет в отношении работы?

- Понимаете, в чем дело, когда я стала взрослой - не физиологически, а нравственно, папы уже давно не было, бабушка застала только хвостик моего становления. Я знаю только одно: какое-то наставление, наверное, в крови... Мне трудно судить, откуда оно. Честность по отношению к профессии и, в большей степени, жесткость по отношению к себе.

- Если бы вы были режиссером, в какой бы роли вы заняли актрису Марию Миронову?

- Мне жалко, что я не сыграла будучи в очень юном возрасте, пожалуй что, только одну роль. Нину Заречную я сыграла - у того же Жолдака, это было одно из моих мечтаний - исполнить именно такую Чайку - человека рвущегося. Я не жалею, что не сыграла Джульетту, Офелию. Потому что знаю, что когда-нибудь я сыграю Гертруду, Раневскую. Я всегда знала, что моя половина жизни в театре - вторая. Единственная несыгранная роль, о которой я жалею, - это Сонечка Мармеладова; свободно могу об этом говорить, поскольку, видимо, уже не сыграю.

- То есть вы - характерная актриса?

- Мне нравятся роли на грани гротеска. Моя работа в фильме Александра Зельдовича Зима. Весна стала для меня совершенно потрясающим экспериментом. Там я свою роль придумывала! История такая: скрытая камера, актер в инвалидной коляске, дали объявление в журнал Афиша , что сорокалетний мужчина желает познакомиться с женщиной и связать с ней остаток жизни, стали приходить реальные девушки, которых снимала скрытая камера. И в эту историю вмешались несколько актрис - Полина Кутепова, Ирина Гринева и я. Мы существовали в этих же предлагаемых обстоятельствах при полной свободе импровизации - что хотим, то и играем.

- Мария Андреевна, в периоды, когда вы выпадали из горячей обоймы персон, к которым было приковано внимание СМИ, когда возникали простои, у вас не было сомнений в правильности выбранного пути?

- Никогда в жизни у меня не было ни остановок, ни сомнений! Вы знаете, если бы в ситуации моего рождения в такой семье, у меня появилось хоть малейшее сомнение, я бы просто не выжила в профессии, стала бы домашней хозяйкой или открыла салон косметических услуг. Безусловно, сомнения в себе были, но сомнения в моем желании и вере - никогда!

- Что у вас нового затевается в кино?

- В 2006 году я успела сняться в замечательном материале - Бог подарил мне встречу с Сергеем Говорухиным. Совершенно уникальный человек - потрясающий писатель, сценарист, и это его дебют как режиссера. История, которая называется Никто кроме нас , думаю, в ней много автобиографического. Фильм о войне в Таджикистане, о большой любви человеческой. Мы должны его закончить в конце года.

- Что смотрите сегодня в театре?

- Мне интересен Някрошюс. Потому что там - великий режиссерский талант. Один из тех режиссеров, у которого нет желания нравиться, у которого колоссальный заряд мысли - человеческой и режиссерской, настолько сформулированной и сфокусированной каждую секунду на происходящем на сцене, что когда я смотрю на результат, то не вижу швов . Это - единый душевно-мыслительный процесс, ежесекундный ракурс стопроцентно своего видения этой жизни. Я считаю, что и у Андрея Жолдака есть огромный потенциал большого художника, если он не будет увлекаться своим формальным диктаторским имиджем. Потому что, как мне кажется, чтобы сделать что-то по-настоящему великое, надо постоянно ломать созданные стереотипы. Если ты их не ломаешь, не говоришь себе: я ничего не знаю! я ничего не понимаю про эту жизнь! я хочу начать снова! - не происходит никакого роста.

- На премьере Федры был Александр Сокуров. Он что-то сказал вам по поводу спектакля?

- Я даже не хочу говорить, что он сказал, потому что не хочу отдавать этого всем. Мне это близко, дорого. Может быть, спектакль Федра я ради этого зрителя и сыграла. Ради одного этого человека в зале.

Светлана Полякова

Культура № 26, 6-12 июля 2006

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кусочки личного:

News image

Kanye West целовался в Каннах с таинственной незнакомко

Знаменитый певец на днях стал героем публичного проявления чувств. Звездный артист был пойман целующимся с неизвестной блондинко...

News image

Warner Bros. больше не хочет работать с Чарли Шином

Несомненно, знаменитый актёр был убеждён, что сможет вернуться в сериал «Два с половиной человека», но в Warner Brothers больше ...

News image

Линдсей Лохан отметила юбилей

Знаменитая актриса, недавно освободившаяся из-под домашнего ареста отпраздновала свой 25-ый день рождения. Звезда решила не прид...

Лучшие шоу программы:

News image

Шоу Элтона Джона в Москве: тонны декораций, рояль и Памела А

Легендарную шоу-программу Red Piano представит сегодня россиянам британский певец Элтон Джон. Шоу, не поместившееся в ...

News image

Шабаш на сцене. Шоу Милен Фармер не влезло в «Олимпийский»

Легендарное шоу Милен Фамер состоялось вчера в «Олимпийском». Европейская дива не только порвала всю музыкально оза...

News image

Супер Зірка

С момента объявления о начале проекта «Супер зірка» прошло уже довольно много времени, тысячи претендентов попробовали...

Стать звездой:

News image

Марион Котияр (Marion Cotillard)

Мама Марион - актриса, отец - режиссер, основатель театральной труппы, преподаватель в актерской школе. Ну кем еще могла стать К...

News image

Дэвид Бекхэм (David Robert Joseph Beckham)

Родители Бекхэма были страстными поклонниками футбола. Поэтому, когда мальчик начал интересоваться этим видом спорта, они это в...

Авторизация